Рак молочной железы это еще не приговор

Рак молочной железы. Смертельный диагноз или это еще не приговор

Установлено, что в 94 процентах случаев ранняя диагностика приводит к полному излечению рака молочной железы. Месяц борьбы с раком молочной железы ежегодно проводится в октябре в разных странах мира. К этой акции присоединяется и онкологическая служба министерства здравоохранения Краснодарского края.

Врачи клинического онкологического диспансера № 1 с 9.00 до 16.00 будут проводить консультативно-диагностический прием всех желающих по адресу: Краснодар, ул. Димитрова, 146, корпус № 7. Также дни открытых дверей пройдут во всех межтерриториальных онкологических диспансерах: Армавире, Сочи, Новороссийске, Ейске. Здесь все желающие также смогут бесплатно, без предварительной записи и направления проверить свое здоровье.

Рак молочной железы на сегодняшний день остается одним из самых распространенных онкологических заболеваний среди женщин. В структуре всех онкологических заболеваний среди женщин в Краснодарском крае онкопатология молочной железы составляет 19,6 процента. Пик заболеваемости приходится на возраст 60 – 69 лет.

8 октября с 9.00 до 16.00 в клиническом онкологическом диспансере № 1 по адресу: Краснодар, ул. Димитрова, 146, состоится день открытых дверей. Приглашаем всех желающих бесплатно пройти осмотр у врачей-маммологов.

Акция направлена на раннее выявление патологии для своевременного лечения и снижения смертности от заболеваний молочной железы, а также на информирование жителей о факторах риска развития злокачественных новообразований молочной железы.

О том, как сохранить женское здоровье и не попасть в «клешни раку», корреспонденту «КН» рассказал заведующий маммологическим отделением краевого онкодиспаснера № 1, кандидат медицинских наук Артур Кешабян.

– Назовите, пожалуйста, основные причины возникновения рака груди.

– Чем страшна мастопатия молочной железы? Многие называют ее предвестницами рака груди.

– Мастопатия – обобщенное название доброкачественных опухолевых заболеваний молочной железы. Разрастающиеся клетки образуют уплотнения и кисты разного размера, причиняющие боль, чувство тяжести и другие неприятности. При правильном лечении мастопатии опухоль можно уменьшить или полностью убрать, но отсутствие своевременных мер способно существенно ухудшить состояние женщины.

– После удаления этих опухолей есть ли вероятность возникновения новых образований?

– Риск есть, так как опухоль возникает не на пустом месте, чаще всего к этой патологии приводят изменения гормонального характера. Естественно, во время операции эти изменения никуда не исчезнут, мы только убираем последствия. Поэтому женщины, прооперированные по поводу каких-либо доброкачественных образований молочных желез, должны наблюдаться у врача-маммолога.

– В каких случаях происходит мастэктомия (удаление) молочных желез?

– Такая операция выполняется при раке молочной железы. Прежде всего, женщина должна понимать, что чем раньше поставлен диагноз «рак», тем эффективнее лечение. При I стадии рака молочной железы выживаемость 98 процентов, но при IV стадии – менее 10 процентов. Если диагноз поставлен на ранней стадии, то есть шанс сохранить молочную железу, то есть не обязательно удалят ее всю.

– В основном женщины впервые попадают к маммологу после беременности и родов. А как считают врачи: когда надо впервые показаться этому врачу?

– Необходимо наблюдать за грудью с момента начала ее роста. В подростковом возрасте, когда начинают формироваться молочные железы, девочку следует показать специалисту. Уже в возрасте 14 – 15 лет возможно появление фиброаденом из-за гормональных нарушений в организме. Поэтому мамам надо тщательно следить за здоровьем дочерей, чтобы в дальнейшем у них не было проблем.

– Как правильно провести самодиагностику, чтобы не пропустить серьезное заболевание? Есть ли разница между УЗИ молочных желез и маммографией?

– Осматривать молочные железы надо всем женщинам, независимо от возраста, ежемесячно. Проводить осмотр необходимо лежа и стоя под душем, тогда молочная железа становится более мягкой, и пальпируются более глубокие участки. В случае, если вы обнаружили у себя какое-то уплотнение, обязательно обращайтесь к маммологу.

Кроме того, с 18 лет следует проходить гинекологический осмотр 1 раз в год, с 25 лет – УЗИ органов малого таза и молочных желез 1 раз в 2 года. После 40 лет маммографию надо проходить 1 раз в 2 года, а после 50-ти – ежегодно.

– Сколько в крае ежегодно выявляется больных раком груди женщин?

– Последние пять лет на Кубани врачи-онкологи ежегодно выявляют в среднем около 2,5 тысячи новых случаев злокачественных опухолей молочной железы. Большая их часть благодаря регулярно проводимым профилактическим акциям обнаруживается на ранних стадиях, когда своевременно начатое специализированное лечение приводит к полному выздоровлению.

– Как пройти обследование женщинам из отдаленных населенных пунктов?

– Проведение профилактических мероприятий, направленных на раннюю диагностику злокачественных новообразований, всесторонне поддерживается администрацией Краснодарского края и министерством здравоохранения региона.

Для этих целей в мае 2014 года был приобретен передвижной маммографический комплекс, включающий цифровой маммограф и аппарат ультразвуковой диагностики. Эта техника в полном объеме используется специалистами онкодиспансера для проведения обследований жительниц отдаленных населенных пунктов Кубани в рамках профилактических онкологических акций.

С помощью мобильного комплекса было проведено более 40 тысяч маммографических и около 25 тысяч ультразвуковых обследований. В результате выявлено 4,5 тысячи патологий молочной железы и 553 злокачественных новообразования.

– Как вы относитесь к стремлению женщин увеличить грудь? Есть мнение, что установка имплантатов повышает риск рака груди.

– Я, как врач-маммолог, против подобных стремлений. В нашем отделении мы регулярно прибегаем к маммопластике. Имплантаты ставятся женщинам, у которых была обнаружена опухоль с метастазами и грудь была полностью удалена. А если грудь здоровая, то зачем ее подвергать «улучшению»?

Утверждение, что имплантаты повышают риск рака молочной железы не имеет оснований, но возможны индивидуальные осложнения. Женщина после маммопластики во избежание осложнений должна регулярно проходить маммографию или УЗИ.

Маленький совет. Если вы хотите подтянуть или увеличить грудь, то есть система специальных упражнений, которая поможет вам.

– Ваши пожелания нашим читательницам.

– В первую очередь хочу обратиться к молодым женщинам. Вы – продолжательницы рода человеческого. Высшая миссия – быть матерью и вырастить умных и крепких детей, а для этого вы должны бережно относиться к своему здоровью, заботиться о молочных железах, чтобы вскормить малышей. Что может быть полезнее материнского молока?

В завершение беседы хочу поблагодарить тех женщин, которые уже стали бабушками или готовятся ими стать. Не печальтесь об ушедшей юности, любой возраст – прекрасен. Вы нужны детям, внукам, а может быть, уже и правнукам! Берегите свое здоровье!

Рак молочной железы: приговор или жизнь продолжается?

Самое распространенное злокачественное новообразование у женщин — это раковая опухоль молочной железы. К сожалению, с каждым годом заболевание «молодеет». Если раньше оно обнаруживалось преимущественно у женщин старше 50 лет, то сейчас у онкологов есть большое количество более молодых пациенток.

При обнаружении рака груди прогноз в каждом случае индивидуален. Если опухоль имеет небольшие размеры, еще не начала прорастать в окружающие ткани и не имеет метастазов, то в этом случае исход в большинстве случаев благоприятен. В ряде случаев при хирургическом лечении нет необходимости удалять всю молочную железу, а есть возможность сделать органосохраняющую операцию.

Большое значение имеет скорость роста опухоли. В одних случаях небольшая опухоль может дать стремительный рост и привести к необратимым последствиям, а в других случаях даже запущенный процесс может резко остановиться. Для того, чтобы предположить, как будет развиваться злокачественный процесс, нужны результаты биопсии.

Опухоли с метастазами также поддаются лечению. Основная масса опухолевой ткани удаляется хирургическим путем, а оставшиеся клетки уничтожаются с помощью лучевой и химиотерапии. Даже в сложных ситуациях грамотное лечение дает положительный результат и позволяет продлить жизнь пациенток на многие годы.

Наилучших результатов достигли онкологи в лечении рака груди в Израиле. В клиниках есть современное оборудование, позволяющее проводить точную диагностику и самые сложные операции. Хирурги пытаются максимально сохранить молочные железы, а после курса лечения возможно проведение реконструктивной операции. Удаление молочной железы — это серьезная психологическая травма для женщин, особенно молодого возраста, поэтому современная медицина ищет возможности не только победить раковую опухоль, но и свести к минимуму внешний дефект.

Причины и первые симптомы заболевания

Можно ли избежать рака молочной железы или хотя бы снизить вероятность его возникновения? Однозначного ответа на этот вопрос не существует, поскольку достоверные причины заболевания не установлены. Выделяют ряд факторов, наличие которых значительно повышает риск возникновения злокачественной опухоли. Давайте разберемся, что это за факторы, и возможно ли на них повлиять.

Большое значение имеет наследственность. Если ближайшие родственники по женской линии имели рак молочной железы, то вероятность заболеть на порядок больше, чем у всех остальных. Оказать какое-либо влияние на этот фактор невозможно, поэтому женщинам из группы риска остается уделять больше внимания своим молочным железам.

Особенности репродуктивной системы оказывают существенное влияние на частоту обнаружения симптомов рака груди. Ранее начало менструации, поздняя первая беременность, отказ от кормления грудью повышают риск заболевания. Если на время начала менструации и наступления беременности повлиять сложно, то отказ от грудного вскармливания — это осознанный выбор женщины. Помните, что грудное вскармливание не только является идеальным вариантом для ребенка, но и снижает вероятность возникновения рака груди.

Знаменитая голливудская актриса Анджелина Джоли написала эссе, в котором рассказала, как ей пришлось потерять своих родных из-за рака груди, и как она решилась на операцию по удалению молочных желез.

Статистика свидетельствует о том, что рак груди диагностируется чаще у тех женщин, которые делали аборты. Эта процедура приводит к серьезному гормональному сбою в организме, а опухоль молочной железы, как известно, гормонозависимая. Поэтому перед тем, как решиться на аборт, нужно взвесить все «за» и «против».

Факторы окружающей среды, такие, как повышенный радиационный фон, обычно незаметны, но они оказывают необратимое влияние на организм и провоцируют возникновение мутаций, которые с годами накапливаются. Порой для того, чтобы заболеть раком, нужно прожить в неблагоприятной зоне несколько десятков лет. К сожалению, за блага цивилизации человечеству приходится дорого платить.

Еще один фактор риска — это ожирение. Нужно в течение всей жизни контролировать свой вес. Если долгие годы женщина была полной, а потом села на диету, то вероятность возникновения рака груди это вряд ли существенно снизит.

Особого внимания требуют такие состояния, как фиброаденома молочной железы и мастопатия. Это доброкачественные образования, с которыми женщина может без проблем прожить долгую жизнь, но они могут со временем переродиться в злокачественную опухоль. Фиброаденома и мастопатия сами по себе не являются предраковыми состояниями, но они свидетельствуют о гормональном сбое в организме, который часто становится причиной онкозаболевания.

Уделяйте внимание своему здоровью

Женщины, которые с должным вниманием относятся к своему здоровью, способны самостоятельно обнаружить даже небольшую опухоль на ранней стадии. Это является залогом успешного радикального лечения. Регулярное самообследование молочных желез — это эффективный метод в предупреждении возникновения запущенных форм рака, которые практически не поддаются лечению. Эта простая процедура не отнимет много времени, но может спасти жизнь.

Читайте также:  Влияние возраста на женский организм

Еще один эффективный метод диагностики онкологических заболеваний на ранней стадии — это профилактические осмотры. Женщинам старше 40 лет рекомендована ежегодная маммография. Далеко не всегда опухоль можно обнаружить при осмотре и пальпации, поэтому инструментальная диагностика имеет большое значение. Молодым женщинам вместо маммографии проводят УЗИ молочных желез. Это связано с возрастными особенностями структуры молочных желез.

Помните, что любые болезненные ощущения, выделения из сосков, уплотнения, изменение кожи молочных желез, их формы должны настораживать и быть поводом для немедленного обращения к маммологу.

Рак молочной железы — это серьезное и очень опасное заболевание, но ни в коем случае, ни приговор. Поэтому если этот диагноз прозвучал, то не стоит опускать руки и прощаться с жизнью. Нужно мобилизовать все силы и как можно быстрее обратиться к квалифицированному специалисту и начать курс лечения, который будет хоть непростым и продолжительным, но позволит жить дальше полноценной жизнью.

Рак груди – не приговор. Советы экспертов

Как обследовать грудь дома?

Галина Ершова, врач-хирург сети клиник «Ниармедик»

Если вы старше 20 лет, один раз в месяц (на 5−11-й день от начала менструации) найдите несколько минут на самообследование — это может спасти вам жизнь.

  1. Для начала внимательно осмотрите нижнее белье, которое соприкасается с грудью. Незначительные выделения из соска могут быть незаметными, но оставлять следы на бюстгальтере.
  2. Осмотрите соски. Не изменились ли их форма и цвет, не втянуты ли, не мокнут, нет ли изъязвлений и трещин.
  3. Осмотрите кожу груди. Обращайте внимание на изменение цвета, сыпь, локальные изменения, напоминающие «лимонную корку». Хорошо ли кожа собирается в складку? Нет ли выбуханий, втянутости, изъязвлений и сморщенности кожи на отдельных участках? Проверьте, не появилась ли асимметрия, равномерно ли смещается железа при поднятии рук.
  4. Ощупывание молочной железы. Его проводят, лежа на спине и стоя, с опущенными и поднятыми руками. Ощупывание нужно проводить легкими вращательными движениями, подушечками пальцев противоположной руки. Начните с поверхностного прощупывания, при этом подушечки пальцев не проникают в толщу МЖ. После этого проводится глубокое прощупывание, когда подушечки пальцев последовательно достигают поверхности ребер. Начинать осмотр следует с подмышечной области, далее руку смещать по спирали по направлению к соску. Исследуйте все отделы железы: зоны ареолы и соска, ткань железы, наружную боковую и переднюю поверхность грудной клетки, подмышечную и надключичную области.

Все самое новое

В последнее время подход к лечению рака груди сильно изменился. Вот самые главные тенденции и достижения.

1. Тенденции лечения

Ольга Мельникова, к. м. н., врач-онколог, независимый эксперт НП «Равное право на жизнь»

  1. Если раньше онкологи считали, что рак молочной железы — это одна болезнь, то теперь доказано, что это группа заболеваний. И в зависимости от того, к какому типу относится опухоль, определяется тактика лечения.
  2. Обнаружены мутации генов BRCA I, BRCA II, которые могут приводить к появлению опухоли. Именно об этой наследственной форме рака говорила Анджелина Джоли, мотивируя свое решение сделать операции по удалению груди и яичников. Генетическая поломка определяется по анализу крови. Если у женщины в семье были случаи РМЖ и в результате анализов выявлена эта мутация, следует проходить осмотр у врача не реже, чем раз в полгода.
  3. Главная тенденция в хирургии — органосохраняющая терапия. Если раньше женщинам вне зависимости от стадии рака полностью удаляли грудь, то теперь мастэктомия в подавляющем большинстве случаев выполняется с одномоментной реконструкцией. Задача — не только излечить женщину, но и сохранить ей высокое качество жизни, привлекательность, уверенность в себе.

2. Индивидуальный подход

Екатерина Шулепина, руководитель отдела онкогематологии компании «Рош»

Принцип «одно лекарство для всех пациентов» ушел в прошлое. Сейчас ставка делается не на препараты, которые действуют подобно «ковровой бомбардировке», убивая и здоровые, и больные клетки, а на те, что влияют целенаправленно только на опухоль. Наука стремится к тому, чтобы на каждую генетическую поломку, из-за которой возникают опухолевые образования, найти свое лекарство. В этом заключается главный принцип персонализированной медицины — подобрать правильный препарат для правильной подгруппы пациентов в правильное время. К примеру, эффективность препаратов, которые разрабатываются на большую популяцию населения, составляет от 40 до 60%. Эффективность таргетных препаратов, влияющих на определенный вид опухолей, достигает 80−90%.

Новые препараты и центры помощи и реабилитации

3. Препараты

Вера Карасева, руководитель группы медицинских советников «АстраЗенека Россия»

Доказано, что повреждения генов в клетке могут привести к ее неконтролируемому росту и делению — и в конечном итоге к возникновению злокачественной опухоли. Поэтому наиболее востребованы препараты, которые эффективны у больных с геномными нарушениями. Сейчас в нашей компании ведутся разработки онкологического препарата для лечения рака яичников и молочной железы, а также рака желудка, предстательной железы.

4. Качество жизни

Ольга Вуль, химиотерапевт клиники «Медицина»

Один из побочных эффектов химиотерапии — выпадение волос. Когда в крови оказывается токсический препарат, он попадает в волосяные фолликулы и повреждает клетки волос. Чтобы минимизировать этот процесс, разработан шлем терапевтической гипотермии. Суть работы этого аппарата заключается в следующем: температура кожи головы понижается до 25−30 градусов, и благодаря этому противоопухолевый препарат почти не проникает в волосяной фолликул. У пациентов удается сохранить до 80% волос.

  1. «Горячая линия» при поддержке Некоммерческого партнерства «Равное право на жизнь»: 8 (800) 200-22-00
  2. «Горячая линия» онкопсихологов, круглосуточно: 8 (800) 100-01-91
  3. Благотворительная программа «Женское здоровье» в разных городах России: www. health4woman.ru

Куда обратиться за помощью

Инна Алесина, заместитель руководителя программы «Женское здоровье»

  • Наша благотворительная программа работает в России с 2007 г. и направлена на решение проблем рака молочной железы (РМЖ). Это заболевание стоит на первом месте среди причин смерти женщин от онкологии. Миссия программы — способствовать ранней диагностике, а также повысить качество жизни женщин. Истории женщин, которые пережили рак груди, читайте здесь.
  • Мы создаем группы психологической взаимопомощи. Проводим просветительские программы, нацеленные на профилактику распространения опухолей и их раннее выявление. Организуем тренинги и стажировки для врачей. Внедряем программы скрининга.
  • Хорошая новость заключается в том, что РМЖ достаточно легко диагностируется и хорошо лечится, особенно если обнаружен на ранней стадии. Существуют международные рекомендации по обследованиям. До 40 лет необходимо проходить осмотр у специалиста не реже одного раза в 2 года и делать УЗИ молочных желез. После 40 лет помимо осмотра необходимо делать маммографию 1 раз в 2 года, даже если ничего не беспокоит. Если есть дополнительные факторы риска, следует вместе с врачом разработать индивидуальную программу обследования и строго ее придерживаться.
  • Очень важно психологическое состояние пациентки. И здесь эффективны группы взаимопомощи, в которых женщины, прошедшие лечение РМЖ, делятся опытом и помогают тем, кому только поставлен диагноз. Цель этих женщин — жить полной, здоровой, доставляющей удовольствие жизнью и помогать другим (и себе!) преодолеть болезнь и ее последствия.

Рак груди – не приговор. История борьбы за счастье и новые ареолы

Борьба с раком груди актуальна во всем мире. И, увы, пока панацеи нет, спасти может ранняя диагностика. Эта история храброй девушки из моих с ней разговоров в ходе работы по ареолам.

Сразу оговорюсь, пишу не профессионально, но очень стараюсь. Моя работа связана с перманентным макияжем, фото сопровождающие пост – результат эстетического восстановления ареол. Это не реклама – девушкам, перенесшим рак груди я делаю ареолы бесплатно. Это одна из многих историй, что меня тронули. Пожалуйста, проверяйтесь у врача, раняя диагностика очень важна! Теперь можем начать:

У Татьяны не было ни единого популярного симптома: ни выделений из сосков, ни изменения формы груди, ни боли, ни втяжения или сморщивания кожи. В одно «прекрасное» утро обнаружила на груди достаточно большую шишку, которой ночью еще не было. В тот момент девушка не могла предположить, как изменится ее жизнь в самые короткие сроки.

Татьяна охотно делится своей историей, чтобы другие женщины поверили в себя и захотели жить и бороться за жизнь.

«Конечно, осознание пришло не сразу, потом стало очень страшно: фраза «рак, 3-я стадия» стала обретать свой кошмарный смысл!» – вспоминает девушка. Химиотерапия сама по себе не очень пугала, но очень скоро ее последствия стали угнетать.

«Чистое лицо» – так Татьяна описывает свое отражение в зеркале: ни бровей, ни ресниц, ничего – белый лист. Волосы подрезала себе сама, длинноволосая белокурая красотка не могла проститься с ними в одночасье и несколько раз делала отсрочку для решительных действий. «В этот день со мной была подруга, я поняла, что готова и время пришло. А волосы после «химии», они, знаете какие? Они и не волосы вовсе, какая-то жесткая субстанция. Я их кромсала маникюрными ножницами и плакала, скорее орала в это зеркало… А потом мы с подругой даже шутили и смеялись…»

Первым делом научилась делать макияж: вырисовывать мягкие растушеванные – абсолютно натуральные – брови, нет ресниц – возьмем накладные, нежный ровный тон. Как важно снова принимать свое отражение! Оставив блондинистую косу в прошлом, как и работу (с которой попросили, узнав диагноз), «друзей», не способных поверить в ее выздоровление и многое другое, Татьяна приняла этот этап как время перемен. И купила красивый натуральный парик: хей, детка, я теперь брюнетка! С яркой девушкой вновь стали знакомиться. Восхищенные взгляды помогали двигаться вперед.

В лечении решила принять позицию – мне хотят помочь. С такими мыслями девушка шла по очередным кабинетам и обследованиям. И, действительно, на пути все больше стали встречаться внимательные специалисты, добрые люди и все сложилось наилучшим образом. Случайно стала участником инновационной программы. От врача, рекомендующего радикальные меры, девушка попала к тому, кто решил сохранить ей грудь. Гладышев Александр Олегович – это имя она произносит с такой глубокой благодарностью и трепетом. И, конечно, она его никогда не забудет: имя человека, давшего ей второе рождение.

В больнице страшно, буквально, потому что видишь то, с чем не сталкивался впредь. Психологически, потому что видеть это и гнать негативные мысли практически нереально. Татьяна говорит, что ей повезло: девчонки в палате оказались веселыми. Много смеялись и ели. Да, аппетита там нет никакого, желание есть напрямую связано с желанием жить. Однажды ночью проснулась оттого, что хочу есть. Объединившись с соседкой, сидели на полу, жадно поглощая запасы и смеялись, шутили: «Если бы еще нам вина, ммм!»

Читайте также:  Ранние сроки беременности

Полна энергии, она похожа на батарейку или даже генератор, способный зарядить что угодно! Яркая, светящаяся. На нашу встречу Татьяна прибежала с тренировки. «Я наконец могу ходить в бассейн! И да, на меня в душевой все еще глазеют тетки. Но я больше не прячусь, я уверенно поворачиваюсь к ним, чтобы лучше видно было, и уточняю: «Нравится? Могу подсказать, где сделала!»

Восстановление ареол с помощью перманентного макияжа – это намного больше, чем исключительно визуальное решение. Тот самый Гладышев, сохранивший грудь, подсказал и второе важное имя в этой истории. Татьяна обратилась в Студию Аллы Ромазановой, руководитель которой оказывает бесплатную эстетическую помощь женщинам, пережившим мастэктомию. «Я не могла налюбоваться собой, когда снова увидела свою грудь прежней, – букет эмоций, я и плакала, и смеялась, и не могла отвести глаз от собственного тела». А асимметрию удалось скрыть, благодаря татуировке. «В Студию ехала каждый раз, как на отдых: буду лежать, вести приятные беседы и становиться красивее!» – улыбается Татьяна.

«Знакомство с Аллой и Катериной (мастер тату) считаю не просто удачей, а подарком судьбы. Внешний результат нашего взаимодействия – это незначительная его часть в сравнении с моей глубинной личностной трансформацией и новым качеством жизни. Я так хочу, чтобы как можно больше женщин, победивших рак, изменили свою жизнь к лучшему и снова приняли свое тело. Чтобы те, кто еще на этом сложном пути, верил в свои силы! Я очень благодарна команде Студии Аллы Ромазановой за проделанную работу. Я влюблена в жизнь и сейчас точно знаю: это взаимно. Я снова хожу в бассейн, представляете?!»

Вот такая вышла история. Буду стараться ответить на каждый ваш вопрос под постом! Пикабу, давайте поднимем этот пост в топ, может он спасет кому-то жизнь и подскажет, какие есть варианты. Для тех, кто попал в сложную ситуацию с онкологией – знайте, вы не одни! Обращайтесь ♥️

«Думала, жених увидит мою лысую голову — и уйдет». Откровенная история рака груди (со счастливым концом)

Каждый день 12 женщин в Беларуси узнавали, что у них рак груди. Так было в 2017 году. Сегодня к этим цифрам можно смело прибавить еще сотни навсегда изменившихся жизней. Но все не так страшно: рак молочной железы — один из самых успешно излечиваемых. История сегодняшней героини, победившей болезнь, — тому подтверждение. Остатки сомнений развеивает эксперт в маммографии Анна Харун: на ранних стадиях РМЖ излечивается практически в 100% случаев. Мы продолжаем совместный с «Лодэ» цикл, посвященный онкологии.

«Рак сделал меня сильнее. Раньше думала, что не смогу такое пережить. Пережила!»

Анастасии 28 лет. Год назад она закончила лечение от рака груди и согласилась рассказать Onliner свою историю, чтобы показать: жизнь после рака существует. Более того — счастливая жизнь.

— До 27 лет я, конечно, знала, что онкология существует. Но искренне думала, что меня это никогда не коснется.

Прошел месяц после моего 27-го дня рождения, и я нащупала шарик в груди. Думала, само рассосется. Только через несколько недель пошла к врачу, и то меня муж (на тот момент еще жених) подтолкнул: «Сходи уже, проверься». А я ему еще такая: «Да не парься, все наверняка в порядке». Ни температуры, ни слабости — никаких других симптомов. Просто шарик — и все. Маленький и твердый.

На УЗИ врач сказал мне: «Ой, тебе всего 27 лет, это точно киста. Но на всякий случай сходи к гинекологу». Поход к гинекологу я откладывала еще месяц. Гинеколог сказал: «Не переживай, это 100% киста, все нормально. Немного увеличилась, бывает. По правилам положено сходить к онкологу — перестраховаться». Я была спокойна. Думала, врачи просто перестраховываются.

Когда в поликлинике мне делали биопсию (берут большой шприц, вставляют иголку — и прямо в грудь, без анестезии), я потеряла сознание. Пришлось онкологу нашатырь мне нести. А потом сказали ждать 10 дней — и будет готов результат.

На шестой день позвонила медсестра из поликлиники: «Срочно приходите!» Тогда я впервые заволновалась, полетела к онкологу. Без всяких «не переживай, не волнуйся, это лечится» врач сказал мне в лоб: «Рак груди». И вышел из кабинета. Я помню, что стояла, а в голове у меня была только одна мысль: «Как сказать маме. »

В Минском городском онкологическом диспансере на «Академии наук» я приставала к врачу: «Объясните мне, почему везде термин „пятилетняя выживаемость“? Пять лет — и все, что ли?» Мне очень повезло с доктором. Она по-человечески ко мне отнеслась, объясняла: «Если в течение пяти лет не возникает рецидив, то вероятность 90%, что дальше все будет хорошо. Поэтому и термин такой».

Мой диагноз — «гормонозависимый рак молочной железы первой стадии» (95% выживаемости, между прочим). Сначала мне поставили вторую стадию под вопросом, но после обширной биопсии все-таки подтвердили: первая. Ох, как бы вам описать, что за атмосфера в минском онкодиспансере… Представьте себе безумный поток людей, и каждые две минуты одну женщину кладут на обширную биопсию и под наркозом специальным «пистолетом» берут кусочек опухоли из груди, а вторая в этот момент раздевается. Вошла-вышла, вошла-вышла… Как на конвейере. Первый раз я была в шоке: так много людей! Столько женщин с раком молочной железы, я даже не представляла! Помню, в очереди сидела девочка 18 лет… И каждый понедельник — «новое поступление», бесконечная электронная очередь на первом этаже…

Быстро, в течение недели меня положили в больницу. Вот тогда началась депрессия. Все эти бабушки в палатах и очередях, медсестры: «Ой ты бедненькая, ой несчастненькая, как же так-то, в 27 лет!» Запомните: никогда нельзя говорить такое человеку с раком. Жалость невыносима. Как вести себя с онкопациентом? Помню, мне позвонила подруга, говорит: «Пошли на кофе». А я такая: «Не могу, еду парик после химиотерапии покупать». Она в ответ: «Отлично! С тобой съездить? Я тебе выбрать помогу, а потом кофе попьем». Вот такая поддержка нужна. А жалость — это ужасно.

Онколог сказал, что мне придется удалять грудь полностью. Тяжело было это принять. Я каждый день плакала. Долго думала, советовалась с мамой, с женихом, но в итоге согласилась. Меня оперировал Ростислав Киселев — спасибо ему большое, он человечный доктор. Успокаивал меня, объяснял нюансы. В итоге мне вырезали не только грудь, но и лимфоузлы. Операция прошла хорошо.

Я очень надеялась, что раз у меня первая стадия, то можно обойтись без химии. Но доктор Киселев сказал: «Нет». После операции меня ждали четыре курса «красной» и четыре курса «белой» химии. Это такой онкожаргон у нас, да (улыбается. — Прим. Onliner). Я старалась искать во всем плюсы и смотреть на жизнь с юмором. Удалили лимфоузлы? Отлично, теперь под мышкой я ничего не чувствую, ходить на эпиляцию — одно удовольствие! Химия? Летом без волос прохладнее! Но, если честно, морально было очень тяжело. От меня отвернулись две подруги. Как будто рак — это заразно, передается воздушно-капельным путем.

Помню свою химию: онкодиспансер, четвертый этаж, длинный-длинный коридор. И куча палат с пациентами: мужчины, женщины… Одному легкое вырезали, другому — печень. Я подбадривала себя: «Детка, у тебя еще не все так плохо!»

Прошло две недели после первой химии — проснувшись, я обнаружила свои волосы на подушке. К такому никогда нельзя подготовиться заранее, как бы ты ни старался. Помню, отвезла дочку в школу и позвонила маме, старалась говорить будничным голосом: «Завтра приеду, ты мне голову побрей, мам». И тут меня накрыло. Полились слезы, я уже ничего не видела… Это был очень сложный момент. Думала, завтра приедет Игорь (жених), увидит мою лысую голову — и что как? Он меня бросит! А Игорь рассмеялся: «Хоть ты меня теперь не будешь подкалывать, когда я бреюсь налысо. Пойду теперь тоже подстригусь. Будем вдвоем ходить».

Сразу после первой химии я вышла на работу, больничный брать не стала. Понимала, что дома с ума сойду. Было, конечно, тяжело. Первую неделю после химии ты не можешь есть, от любого запаха воротит. Слабость, тошнота. Да и накапливающийся эффект после каждой химии утяжеляется. От «красной» химии вены очень сильно болят. Сгорают. Я потом так долго не могла смотреть на красный цвет… А на «белой» химии скручивает тело, встанешь на пятки — такая боль, словно на иголках стоишь. Поражаются слизистые, поднимается температура, вкуса еды не чувствуешь. Я ем, а что ем — не знаю.

На химию я ездила на метро, боялась садиться за руль из-за слабости. Представьте: лето, я сижу в парике, мне жарко, ресниц уже нет, на руках синяки от капельниц… И мне кажется, что все, абсолютно все в вагоне смотрят на меня и понимают, что я онкобольная. Такое неприятное чувство.

Удивительно, но, несмотря на все эти ужасы, в июне у меня случилось самое счастливое событие года — свадьба. Это было после второй химии. Да, мы собирались подать заявление в загс, но я думала: «Ну-ну, какая уже тут свадьба с этим раком, понятное дело, Игорь передумает, я передумаю». Но нет. Все документы подали, готовились, позвали друзей, красиво нарядились. Я накрутила локоны на парике — все-таки он был из натуральных волос. Друзья Игоря даже не догадывались, что я болею: «О, Настя, интересно покрасилась!» На этот день я забыла о боли, химии, страхе, онкологии…

Честно, я не ожидала такого поступка от мужа. Я ведь специально рассказала ему все в максимально страшных подробностях. А он все равно от меня не отказался.

Год назад у меня закончился последний курс «белой» химии. Мне обещали, что к октябрю 2019-го я полностью восстановлюсь. В целом я действительно чувствую себя неплохо. Но бывает, что стреляет боль в прооперированной подмышке и руке, голова кружится. Мама говорит: «Ой, ты побледнела. Все в порядке?» А я не хочу ее расстраивать, отвечаю: «Да ну что ты, я отлично себя чувствую, тебе показалось». Раз в три месяца делаю УЗИ груди (так положено по протоколу ближайшие четыре года). Когда ложусь, у меня мурашки: а вдруг что-то найдут! Но каждый раз все хорошо. Надеюсь, что через четыре года я окончательно забуду про рак и больше никогда о нем не вспомню.

Пока что я стесняюсь своего тела — такого, каким оно стало после операции. Пробовала ходить в бассейн, но там раздевалки общие. Я прямо в шкафчик этот залажу, только бы никто не увидел меня без купальника. На очередном осмотре онколог посоветовал удалить и вторую, здоровую грудь, чтобы обезопасить себя. А потом сделать операцию по восстановлению груди, вставить импланты. Сама операция бесплатная, но один имплант в среднем стоит около $1500 по курсу. То есть нужно $3000. Это очень большие деньги для нашей семьи. Как собрать такую сумму.

Мне хотелось бы сказать всем женщинам: пожалуйста, не забывайте, не откладывайте, регулярно делайте УЗИ и маммографию! При малейших подозрениях сразу же идите к врачу. Об этом нужно говорить в СМИ постоянно.

Рак многое изменил во мне. Позволил сблизиться с мамой. Именно благодаря болезни я смогла довериться мужу. У меня к нему теперь столько уважения и благодарности. Я стала сильнее. Раньше думала, что не смогу такое пережить. Пережила! Теперь я ценю все моменты жизни. Раньше поехала на море — ну и поехала. А этим летом, когда мы были в Одессе, я сидела на пляже, смотрела на закат и думала: «Да, я счастливый человек!»

«Рак молочной железы молодеет. Пациентки 28, 30, 32 лет — это уже не нонсенс»

Врач-рентгенолог, специалист по маммографии медицинского центра «Лодэ» Анна Харун относится к раку с реалистичностью медика: «При скрининге мы не можем предотвратить рак, но можем обнаружить его вовремя».

— Маммография — наследница рентгена?

— Это самый первый метод лучевой диагностики, который подарил нам Вильгельм Рентген, когда в 1895 году открыл икс-лучи. Изначально о маммографах речь не шла, возможность рентгеновской визуализации молочной железы появилась после изучения удаленного постоперационного материала на обычном рентген-аппарате. Технический прогресс с 1900 года и до наших дней занимался тем, чтобы улучшить качество изображения, а еще — снизить лучевую нагрузку, ведь ткань молочной железы очень чувствительна к излучению. Сначала появились аналоговые маммографы, а начиная с 2000-х годов — цифровые. Сегодня и в Центральной Европе, и в Минске практически все исследования молочной железы проводятся с помощью цифровой аппаратуры.

— Что изменила цифровая эпоха?

— С помощью цифрового маммографа можно «играть» изображением: регулировать контрастность, яркость, то есть визуализация стала в разы лучше. Цифровые маммографы оснащены детекторами нового поколения, имеющими высокую разрешающую способность. Кроме того, появилась возможность архивировать изображения, осуществлять консультации сложных случаев дистанционно.

Но, несмотря на высокое качество оборудования, опыт и квалификация врача имеют решающее значение. Важно иметь возможность эту квалификацию поддерживать на высоком уровне. Например, в Великобритании, в Лондоне, где я была на стажировке, есть программа по обучению и аттестации врачей-рентгенологов. Есть пакет изображений, врач должен их оценить, а система начислит определенное количество баллов за правильно поставленный диагноз. И доктор тут же увидит, какое место он занимает среди коллег своего района, области, Лондона, всей Великобритании. Это не карательная мера. Смысл в том, чтобы врачи более тщательно подходили к обучению и стандартам. Важный момент — эта программа с помощью видеозаписи может фиксировать, как именно доктор читает снимки: на всех ли изображениях он начинает с соска и ареолы, потом идет по часовой стрелке, рассматривая всю молочную железу, и заканчивает аксиллярным отростком? Если у доктора есть стандарт чтения снимка, вряд ли он что-либо пропустит.

— Многие женщины опасаются, что маммография вредна. Почему-то этот миф очень устойчив. А что на самом деле?

— Это миф, конечно. Любое направление на лучевое исследование (и маммографию в том числе) обосновывается врачом. Цифровые маммографы последнего поколения обладают малой лучевой нагрузкой, которая сопоставима с рентген-исследованием органов грудной клетки.

Наблюдать за состоянием молочных желез нужно начинать с 20 лет. В первую очередь, необходимо раз в год проводить УЗИ молочных желез, а также раз в год посещать маммолога. Это касается тех женщин, которых ничего не беспокоит. Если же что-то беспокоит, то начать нужно с посещения врача-маммолога, который, учитывая возраст пациентки, направит изначально либо на УЗИ, либо на маммографию.

Начиная с 45—50 лет женщина в первую очередь выполняет маммографию с последующей консультацией маммолога, который при необходимости может добавить УЗИ молочной железы. Такая комбинация методов в разном возрастном периоде у женщин обусловлена разным структурным состоянием молочных желез.

— МРТ молочных желез подходит молодым женщинам?

— МРТ — это не метод массового обследования. МРТ молочных желез применяется в трудных диагностических случаях, когда результаты УЗИ и маммографии не совпадают; когда у женщины известен генетический статус: она является носителем BRCA1 и BRCA2; когда в семье было заболевание молочной железы у близких родственников: мамы, родной сестры, тети и так далее.

Рак молочной железы – не приговор

«Рак груди переходит из смертельных заболеваний в хронические или излечивается навсегда»

Читайте также:  Здоровое питание при ограниченном бюджете

Что такое инновационная противоопухолевая терапия, насколько она доступна российским пациентам и стоит ли бояться дженериков, рассказал заместитель директора по научной работе ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина», руководитель отделения химиотерапии и комбинированных методов лечения злокачественных опухолей, академик РАН Михаил Личиницер.


Фото: пресс-служба РОНЦ

– Михаил Романович, сегодня много говорится о «прорывах » в терапевтическом лечении рака. О чем речь идет?

– Безусловно, это так. Сегодня есть обнадеживающие достижения и в практической онкологии. Новые эффективные препараты дают прекрасные шансы на жизнь, и многие формы рака, которые еще десять лет назад были смертельными, сегодня излечиваются. Значимые успехи достигнуты в лечении меланомы, рака молочной железы (РМЖ), яичников, предстательной железы, легкого и почки. И этот перечень можно продолжать. Онкология всегда была локомотивом развития медицины. У нас появились специалисты мирового уровня. В том числе химиотерапевты, которые занимаются лекарственной терапией.

Современная наука движется от традиционной химиотерапии к научно-обоснованной. Созданы, так называемые, таргетные препараты, которые подходят отдельным группам больных. Установлены характеристики опухоли, которые определяют рациональное лечение и достижение высоких результатов. Благодаря современной терапии больные, которые еще 10 лет назад имели плохой прогноз, сегодня живут долго и часто излечиваются.

Например, больные раком молочной железы с генетическими характеристиками гиперэкспрессии HER2 раньше имели плохой прогноз. Эта форма болезни встречается примерно в 25% всех случаев РМЖ, быстро прогрессирует и дает метастазы. Еще 15-20 лет назад такие больные умирали в течение полугода, но, к счастью, ситуация изменилась. Первый препарат для лечения этого заболевания появился еще в 90-е годы прошлого века, положив собой начало персонализированной медицины, благодаря которой, при условии раннего выявления заболевания, РМЖ начали излечивать в 95% случаев. А выживаемость женщин с наиболее агрессивными формами стала даже выше, чем с менее агрессивными. РМЖ сегодня не только переходит из разряда смертельных заболеваний в хронические, но и в значительном числе случаев излечивается навсегда. Люди должны это знать, не бояться этого заболевания и жить с надеждой.

Следующий прорыв в лечении РМЖ – появлении новых таргетных препаратов уже для метастатических форм рака с мутацией HER2+. В России зарегистрировано уже два таких препарата. Эти лекарства открывают перед российскими медиками новые пути для лечения больных наиболее агрессивными формами РМЖ. А государство должно обеспечить такое лечение, по возможности, всем больным. Сделать доступными современные медицинские достижения для всех граждан, ведь так происходит во всем мире.

– А насколько доступно современное лечение в России?

– Наши больные обеспечивается современными лекарствами, но, к сожалению, не всеми. И конечно, это проблема. Ни одно государство в мире не способно обеспечить дорогостоящее лечение онкобольных самостоятельно. Этим занимаются страховые компании, благотворительные фонды, крупные корпорации. Во всем мире существует настоящая страховая медицина, и ее лучшие образцы должны быть воспроизведены в России. Нам нужно объединить все усилия – люди должны получать эффективные лекарства, с которыми они связывают надежду на излечение.

С другой стороны, огромный прогресс, который наблюдается сегодня в онкологии, включает в себя и методы рациональной терапии. Так, больных, для которых дорогостоящая таргетная терапия эффективна, не так много. Тем, кому она показана, эти препараты могут сохранить жизнь, но они должны использоваться грамотно. Назначать их всем подряд, перегружая больных бесполезным лечением, нельзя. И если раньше при раке легкого я бы назначил одно и то же лекарство всем 100 больным, то сегодня я проведу генетический анализ, который покажет, что оно нужно лишь пяти. И в этой адресности еще одна особенность таргетной терапии.

– Какие еще есть пути решения проблемы дорогостоящих лекарств?

– Основное – это использование дженериков противоопухолевых препаратов. Они широко применяются как в нашем центре, так и в других передовых клиниках России, и серьезных претензий к таким препаратам нет. Не надо этого боятся, дженерики используются во всем мире. В Америке 40% всех препаратов – это дженерики, в Европе, где особый акцент делают на собственном производстве – до 60%. В России 77% противоопухолевых препаратов являются воспроизведенными.

Другое дело – это качество этих препаратов, вот где у нас самое слабое звено. Дженерик следует оценивать по критериям, позволяющим установить его соответствие оригинальному препарату. Законы должны быть эффективными, а не удобными для фармкомпаний. Я все время говорю об этом руководству Минздрава. В странах с высоким уровнем развития медицины налажен очень жесткий контроль неоригинальных лекарственных средств, существуют строгие стандарты для биоаналогов и дженериков. И в России контроль за качеством дженериков не должен отличаться от европейского, и тогда у пациентов не будет сомнений, применять их или нет.

Но есть лекарства, которые имеют закрытые патенты, и у которых пока нет дженериков вообще. Вот их нужно закупать. Современные лекарства, которые спасают жизнь пациентам, должны быть доступны при строгих показаниях к их применению, и должны оплачиваться государством.

– А что-то делается в стране рамках импортозамещения? ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» принимает участие в разработке препаратов российских компаний?

– Об импортозамещении речи пока не идет. Что касается лекарств, то в России с этим имеется проблема, доставшаяся нам с советских времен, когда фармацевтическая промышленность в стране не развивалась. Но наши ученые, врачи, не только медики, но и представители фундаментальной науки, принимают участие в разработке принципиально новых препаратов. Такое партнерское участие в отечественных и международных проектах, международное сотрудничество, обмен опытом очень важны для понимания ситуации, для понимания современных возможностей медицины, к которым всем нам нужно стремиться.

Ссылка на основную публикацию